8 ПОЭЗИЯ "ОТ БГ": ПРЕВРАЩЕНИЕ КРАСОК В АБСТРАКЦИЮ

Мне кажется порой, что я из стекла и ты из стекла.

(«Пепел», 1981)

Хорошо, если приведенные примеры напомнят кому-то учебник по литературе или текст Шопенгауэра о поэзии. Нельзя оценить достоинства и пророческое значение поэзии БГ без знания тех классических для поэзии корней , на которых только и могла произрасти его, БГ, поэтическая образность, кажущаяся кому-то экзотичной, бессмысленной, абсурдной и идиотской, а кому-то - исключительно заимствованной.

То-то и замечательно, что исторический факт состоявшейся гребенщиковской поэзии обязывает переписать учебник литературы. Как можно заметить из только что приведенных примеров, существующие истины в отношении того, как формируется поэтическая образность, оказываются недостаточны для распознавания смысла сказанного - нарисованного в образах БГ.

Жили в потьмах, ждали ответа;
Кто там внизу - а это лишь СТЕКЛО.
Счастье мое, ты одна и другой такой нету;
Жили мы бедно - хватит; станем жить светло.
("Удивительный Мастер Лукьянов")

"Стекло", безусловно, является метафорой, только вот по отношению к чему? Кто, действительно, "там внизу"? Где это "внизу" и при чем тут стекло? В эпоху "до БГ" поэтическая иносказательность метафор была лишь вспомогательным средством к языку слов в их прямом значении, лишь украшательством неизменно сохраняющейся синтаксической логики. БГ превратил чувственную декоративность метафор в самостоятельное явление, целиком погрузив свое воображение в метафорическую образность, как бы наблюдая за процессом своего собственного восприятия не в терминах линейных связей между причинами и следствиями, а во взаимосвязанности многомерных (отнюдь не линейных) образов.

БГ описывает случающиеся ему образные ассоциации в словах тем же самым образом как художник-импрессионист описывает свои впечатления от восприятия им в окружающем пространстве игры света, цвета и тени, движения воздуха. Описание впечатлений, полученных от восприятия цвета и света в живописи (или восприятия звуков в музыке) известно в искусстве как импрессионизм. Тот же самый процесс "всматривания" и описания своего собственного восприятия, только не на уровне пяти чувств (зрения и слуха), а уже на уровне идей и концепций, получил определение концептуального импрессионизма, благодаря графическим работам М.Эшера, случившимся в середине 20 века. Как и Эшер, БГ всматривается в свое собственное воображение...

Смотри как им светло - они играют в жизнь свою
НА СТЕНКЕ ЗА СТЕКЛОМ.

Метафора (НА СТЕНКЕ ЗА СТЕКЛОМ) возвигается на метафоре (ИГРАЮТ В ЖИЗНЬ), зрительно-звуковой образ воздвигается на другом, столь же метафорическом образе. ... Смысл выраженного в метафорах проявляется в воображении читателя только при открытии им второго дна, спрятанного за словами в их прямом, словарном значении. (См. ниже главу: "Я узнаю себя в том мальчике.. Риманово пространство".) Фокус превращения самых обыденных слов в художественные образы (метафоры) с таинственным смыслом и есть поэзия.

Мне кажется, я узнаю себя
В том мальчике, читающем стихи;
Он стрелки сжал рукой, чтоб не кончалась эта ночь,
И кровь течет с руки.

Но кажется, что эта лишь игра
С ТОЙ СТОРОНЫ ЗЕРКАЛЬНОГО СТЕКЛА...

Как можно быть "здесь" и говорить от первого лица, будучи Поэтом, и одновременно, быть где-то "там" в образе "мальчика, читающего стихи"? Груда образов, кажущаяся, на первый взгляд, бесмысленной и хаотической (примерно как вереница образов в сновидениях), позволяет БГ в значительной степени самоустраниться от линейности логики. Точнее, сохранение привычной логики для БГ не является самоцелью. В поэзии "до БГ" метафорам не полагалось "зависать" друг на друге, образовывая нелинейные отношения, дабы невзначай не ускользнул смысл линейных (синтаксических) связей слов в их прямом значении. Взгляните на "приличность" линейного положение метафоры "той стороны зеркального стекла" у А. Тарковского:

Свиданий наших каждое мгновенье
Мы праздновали, как богоявленье,
Одни на целом свете. Ты была
Смелей и легче птичьего крыла,
По лестнице, как головокруженье,
Через ступень сбегала и вела
Сквозь влажную сирень в свои владенья
С ТОЙ СТОРОНЫ ЗЕРКАЛЬНОГО СТЕКЛА.

Несмотря на то, что у Тарковского образ "с той стороны зеркального стекла" достиг в своей метафоричности удивительной красоты и глубины, этот образ, при желании, все еще можно понимать буквально: по лестнице, сквозь сирень, в сад.. по другую сторону стекла. БГ окончательно перевел существоваший до него поэтический язык, в частности, тот же, когда-то вдохновивший его образ "той стороны зеркального стекла" в другое, метафорическое измерение.

Я был вчера в домах,
Где все живут ЗА НЕПРОЗРАЧНЫМ СТЕКЛОМ,
Я был вчера в домах,
Где все живут, чтобы забыть про свой дом

В метафорическом измерении языка, где слова прочитываются как образы, смысл порождается столь же нелинейно, как нелинейно положение самих метафор по отношению к обычному порядку слов в предложении. Смысл метафоры "за непрозрачным стеклом" сформировался не в последнем тексте, а где-то еще, например, в предыдущем тексте, где сам Поэт был способен увидеть нечто, и даже самого себя за каким-то метафорическим "зеркальным стеклом". Метафора "непрозрачного стекла" сформировалась в его, Поэта, ассоциациях как антисимметрия по отношению к предыдущему, тому случившемуся ассоциациям "зеркальному стеклу", за которым МОЖНО БЫЛО ВИДЕТЬ. Та же идея "другой стороны" чего-то, что одни видят, а другие нет, преломляется в метафоре "зеркал из глины":

И я не знаю, как мне сказать об этом.
Недаром в доме все ЗЕРКАЛА ИЗ ГЛИНЫ,
Чтобы с утра не разглядеть в глазах
Снов о чем-то большем.
("Сны о чем-то большем")

В текстах БГ множество стекол, зеркал, "тех" и "этих" сторон составляет внутренний, межтекстовый паттерн ("паттерн" всегда состоит из повторяющихся фрагментов и означает: рисунок, стиль, конфигурация). Пример паттерна "от Эшера":

 

Матросы, капитаны, "Она", мальчики, сон, вода... встречаются повсеместно, создавая фактом своей регулярной встречаемости в разных контекстах паттерн, в котором стоящая за метафорой идея будет прочитываться весьма однозначно.

Смысл любых метафор зачастую порождается не окружающим метафору контекстом (линейно), а привносится из контекста другой песни (нелинейно), как если бы она, эта песня, была другой планетой, воздействующей своей гравитацией на складывающие где-то в новом тексте поэтические отношения между Землей и Луной. Возникающая в воображении поэтическая образность порождена ассоциативно- мыслящим полем, которое находится, согласно убеждениям одних, в голове или коре головного мозга, согласно другим - в душе или в сердце, кто что предпочитает. Пока нам важно, что эта "думающая" в человеке "штучка", по своим био-химическим, нейрофизиологическим и квантовым параметрам, является тем, что физики называют "полем". Как таковое, ассоциативно-мыслящее поле подобно солнечной системе и построено на нелинейных связях (см. ниже главу: "Нелинейность метафор. Самоорганизация ассоциаций"). Нелинейные отношения только и порождают процессы, называемые саморганизацией в живой природе и "творчеством" в применении к человеку. В человеческом мышлении образные ассоциации так же нелинейны, как и весь живой язык в целом. Живой язык, потому и "живой", что непрерывно изменяется во времени, и происходит это благодаря его сложной нелинейной природе, позволяющей случаться самоорганизации. Непрекращающаяся в историческом времени эволюция языка (язык эволюционирует с помощью голов его носителей), действительно, ускользает от копирайта.

А если не нравится, как я излагаю -
Купи себе у Бога копирайт на русский язык.
("Феечка")

Сравнение языка с солнечной системой принадлежит лингвисту Ф.Соссюру (1857 -1913). Прибегнув к метафоре "солнечная система" для иллюстрации существующего в языке принципа "нелинейности" или "поля", Соссюр, тем самым, на полвека опередил открытие математиками того же феномена (нелинейности солнечной системы) в понятиях (Kolmogorov-Arnold-Moser theorem, см. Vikipedia).

Свидетельством нелинейности языка является, например, тот факт, что человек не перебирает усилиями своей воли все буквы алфавита по очереди (линейно), чтобы произнести слово "кот". Нужные буквы: "к-о-т" при необходимости появляются в его сознании спонтанно, как бы сами собой, будучи порождены всем нелинейным алфавитным полем сразу, одновременно. Нелинейность, существующая на первом этапе отбора информации мозгом, ускользает от внимания интеллекта и сознанием, как таковым, почти не контролируется. Сознание распознает - осознает только конечные, уже линейные зависимости.

Потому-то Поэт не складывает своими намерениями череду образов как конструктор машину, поэтическая образность порождается в свободной игре его воображения необыкновенным множеством приобретенных им жизненных впечатлений и нанизанных на эти впечатления его собственных ассоциаций. Те и другие сосуществуют в памяти так же нелинейно, как и буквы алфавита.

Окно выходит ВВЕРХ, но что там ждет ЗА СТЕКЛОМ? ("Если я уйду")

Окно, за стеклом которого тебя что-то ожидает... образность выстроена как будто бы логически линейно. Но вот это "вверх".. явно метафора. Уж где-где, а в России окна никогда прежде, особенно в "те времена", не выходили "вверх". "Вверх" - это, непременно, к небу, как символу духовного начала в человеке.. Все остальные метафоры в том же тексте мгновенно приобретают значение СИМВОЛОВ, связанных между собой нелинейно:

ЕСЛИ Я УЙДУ, ты не сможешь меня найти
Если я уйду, ты не сможешь меня найти
Если я останусь ЗДЕСЬ, КТО СМОЖЕТ МЕНЯ СПАСТИ?

Ты рядом со мной, ТЫ ПРЕКРАСНА И ТЫ НЕ ПРИ ЧЕМ
Смотри как бьется кровь в висках - но ты не при чем
ЛУНА в моих зрачках, ВОРОН за моим плечом

Окно выходит ВВЕРХ, но что там ждет ЗА СТЕКЛОМ?
Окно выходит вверх - что там ждет за стеклом?
Выбор за тобой - ЧЕРНАЯ ВОДА
Или ЗОЛОТО НА ГОЛУБОМ
("Если я уйду")

В очередной раз, метафора (СТЕКЛО, за которым или видно, или не видно) не только вырывается из логики линейных связей сама, но и выстраивается на метафоре (ВВЕРХ), приобретая в новом для себя положении очередную не-первую степень. Выделенные большими буквами МЕТАФОРЫ иллюстрируют нелинейную выстроенность текста, в котором каждый очередной образ возник из всего поля мысленных ассоциаций Поэта в ЦЕЛОМ. Потому, "расшифровка" идей прозвучавших в метафорах, может быть осуществлена только при внимательном рассмотрении межтекстового паттерна для каждой отдельной метафоры.

Благодаря своей нелинейности, метафоры создают многомерное фазовое пространство, развивающееся во времени (когда-либо случившихся Поэту ассоциаций) как другое, метафорическое измерение языка. Содержание метафор, только что выделенных заглавными буквами, раскрывается через их принадлежность к паттернам, рассыпанным нелинейно (как звезды на небе!) в текстах других песен.

Однако прежде чем обратиться к этим паттернам и говорить о нелинейности, выраженной метафорами в квадрате, как свойствах метафорического измерения языка, несколько слов о восприятии "других" измерений в целом.

читать следующую главу